Translate

четверг, 28 ноября 2013 г.

Фактор Z

Итак, вспышка в глазах, вы на полу и вместе с первой болью и первой возможностью что-то подумать после пропущенного удара проявляется немой вопрос: “За что?!” Ну, сказали друг другу пару гадостей, ну, пусть даже послал его куда подальше, но не бить же за это человека в лицо! Внезапно, после ваших оскорблений и его нападения вы вдруг становитесь толерантными и человеколюбивыми. Дальше по плану – травмпункт, сотряс, перелом, гематома, головная боль, деньги на лечение, время на лечение, нервы. Ну, и добавим к этому, скажем, пасмурное настроение. И всё это в том случае, если вам повезло – вы живы и не остались инвалидом.

Попробуем разобраться, а с чего, собственно, всё началось и с чего вообще начинаются драки.
 Далее по ссылке-http://drugoiboi.ru/2013/11/faktor-z/ 

Не срывайте с людей маски. Вдруг это намордники. Le Dandy(Moscow chepter)- что же так  не дают ему покоя отечественные портные? 
Когда человек хочет ИМЕТЬ проблемы (имеет такое Действительное намерение), бесполезно стоять у него на дороге.
    http://dandy-from-moscow.blogspot.ru/2013/11/blog-post_24.html
Нищее и убогое существо, которое виснет в инстаграмме и, которому за свою убогость вздумалось обвинить всех портных. К тому же тварь трусливая, способная только анонимно глупости уровня детского сада писать. Про род занятий которого ничего не известно, но, судя по всему, по своей "важности" во много раз превосходящий "жалкое ремесло наших портных".
Больше похоже, что этот Le dandy просто - ИДИОТ. 
А тот кто-то считает, что он какой-то герой, освобождающий планету от "вселенского зла" в виде российских портных,  просто, сам себя обкрадывает.

Мы вполне самодостаточное ателье,услугами которого некоторые клиенты пользуются на протяжении лет 15-ти.
                                                                   
                                           Наше качество видят во всем мире.





 
Still the best 1st round in Boxing i've ever seen!

пятница, 22 ноября 2013 г.

КОКТЕЙЛЬ ПО СЛУЧАЮ ОТКРЫТИЯ BARBA MOSCOW


Андреа Лупарелли, Sartoria Ripense: «Портному нужно доверять, как дантисту»


Если говорить о пошиве мужских костюмов и сорочек на заказ, то я считаю, что Made in Italy — это при прочих равных знак качества. Конечно, не все, произведенное в Италии, одинаково хорошо, но у нас все же очень давние традиции su misura — одни из самых прочных и респектабельных в мире.
Я много лет работаю в этом бизнесе, а наша компания — фамильная, в ней трудились несколько поколений нашей семьи, поэтому я уверен в результате, какой бы сложный заказчик мне ни достался. Примерно такой же подход и у других итальянских семейных сарторий. У каждой своя клиентура, заказчик выбирает портного на долгие годы после проб и ошибок — как, скажем, дантиста, парикмахера или брадобрея.
В Москве мы открыли свое представительство в барберии Barba Mosca, и это не случайно. Мужчина, который не просто бреется дома электробритвой, а выбирает услугу профессионального бритья и придирчиво выбирает мастера, — это человек, который перешел с уровня массового потребления на некую более высокую ступень, ступень luxury. У него есть время и средства на барберию, у него есть вкус. Такие люди становятся нашими клиентами в Риме, Италии, и они же — наши потенциальные клиенты в Москве. Они могут сделать заказ прямо после бритья, не теряя времени.
Я не первый владелец сартории, приехавший в Россию, чтобы найти здесь состоятельных клиентов и предложить им услуги пошива. И это хорошо, потому что, опять же по ассоциации с парикмахером и дантистом, заказчик должен доверять тому, кто его обслуживает. А чтобы сформировалось доверие, у клиента должна быть возможность выбора и сравнения. То есть потенциальный покупатель приходит ко мне, к моим коллегам-конкурентам, оценивает выбор ткани, принятые у нас фасоны, покрой, манеру отделки и решает, что и у кого ему больше нравится. А потом, если выбор сделан в мою пользу, просто доверяется мне, как дантисту. Заказчик высказывает свои пожелания относительно цвета, фактуры, плотности материала, а дальше уже свою работу выполняю я, как считаю нужным.
Я — тот «дантист», который, возможно, каким-то клиентам по определенным причинам категорически не подойдет. Скажем, я не признаю никаких трендов. Для меня в мужском костюме существует только классический вкус. Компании, даже высокого уровня, производящие одежду большими партиями, вынуждены следовать трендам, которые задают их поставщики, производители текстиля. Получается, что, условно говоря, в том сезоне все носят синее, в этом — коричневое, в следующем — серое. Я могу себе позволить держать на складе множество вариантов текстиля, закупленного в небольших количествах, и дать заказчику возможность выбрать тот цвет и фактуру ткани, который хочет именно он именно сейчас вне зависимости от того, что нынче на подиуме. Можно заказать не только костюм, но и сорочку ручной работы, а также галстук выбранной ширины и точно по своему росту, что предлагают не все сартории. Более того, со мной в Риме сотрудничает обувная сартория, принадлежащая потомственному мастеру, и мои клиенты могут дополнить костюм парой туфель ручной работы.
  РБК daily


Sartoria Ripense, Рим, Москва
Это ателье в центре Рима управляется Андреа Лупарелли, который с завидным постоянством появляется во всех галереях самых хорошо одетых мужчин Италии. Сартория выглядит так, словно располагалась на улице Рипетта последние сто лет — со звенящей дверью, потертым диваном и мебелью почтенного вида,— хотя ей немногим больше десяти лет. При этом Sartoria Ripense настоящее старорежимное ателье — со швейным цехом на цокольном этаже, где под речитатив футбольных комментаторов работают мастера-неаполитанцы и даже один выходец из Львова. Руки здесь используются чаще, чем машинка. Не поступаясь консервативными принципами качества кроя и пошива и не заигрывая с модой, ателье следует за изменениями костюмной традиции.
Потребовалось три примерки в Риме, чтобы пошить мой пиджак из серого донегальского твида. В отличие от большинства итальянских пиджаков мой имеет бортовую прокладку и настолько идеально сидит, что непременно вызывает вопросы о происхождении, хотя выглядит предельно скромно. Несмотря на довольно высокую пройму и элегантный узкий рукав, я ни разу не чувствовал в нем стеснения. Когда я забирал пиджак, то обнаружил в нем вырезанный в виде крыльев чайки кармашек для телефона внизу левой полочки и мои инициалы, вышитые на подкладке красной нитью. Петлицу на лацкане я изучал под лупой, не веря, что такую обметку можно сделать руками. С недавнего времени Андреа Лупарелли принимает клиентов раз в месяц в московской цирюльне Barba. http://kommersant.ru/doc/2354627












Слева на право: закройщик мужского костюма Олег Линник, закройщик мужского костюма Сергей Фурманюк, maestro Andrea Luparelli, закройщик мужского костюма Эдуард Иванов.





                             Итальянский мастер Marco Barzon (Milan,Italy) в работе





























                                                                          ИЛИ ТАК?








воскресенье, 17 ноября 2013 г.

Неаполитанский стиль

Искусство есть такая потребность для человека, как есть и пить. Потребность красоты и творчества, воплощающего ее, — неразлучна с человеком, и без нее человек, может быть, не захотел бы жить на свете. Ф. М. Достоевский.
































               
                                         
            
              






вторник, 12 ноября 2013 г.

Твердое и пустое


Твердое — то, на что можно опереться, не провалишься. Это слова или цифры, которым можно верить. Человек, на которого можно положиться — не подведет. Автомобиль, который полностью исправен и заправлен бензином: в нужный момент и заведется, и поедет. Твердое — это и есть твердое.

Пустое — то, на что нельзя опереться — провалишься. Информация, которая может оказаться ложной или неполной, неточной. Солдат, который испугается и убежит. Друг, который пообещает и не сделает. Фабрика, которая портит материалы, не производя ничего пригодного, Gents'Club со всеми его обитателями (мальчики заигрались в "экспертов") :  здесь  . Пустое — это и есть пустое.

Надо отличать твердое от пустого.

Это самое важное из всех искусств.

Комбинация твердого и пустого дает пустое. А что она еще может дать?! Многие дела человеческие производятся впустую, потому что содержат что-нибудь пустое.

Маленького мальчика дедушка отдал чужим людям учить ремеслу. Но не делали они этого, и еще очень плохо к нему относились. Когда мальчику стало совсем невмоготу, написал он дедушке письмо. Подробно и убедительно обрисовал свои беды, да вот адрес на конверте написал очень уж неконкретный: На деревню дедушке. Не дойдет письмо с таким адресом, напрасно будет ждать мальчик своего дедушку.

Содержание письма — это твердое. А вот адрес — пустое. В результате — пустое.

Мы бываем в положении этого мальчика чаще, чем наше самолюбие может в это поверить. Ведь если среди двадцати твердых элементов — действий — хоть одно оказалось пустым — все усилия пропали зря.

Отделение твердого от пустого подобно действию ножа, очищающего яблоко.

Запах яблок каждый раз напоминает об этом высшем из искусств — отделении пустого от твердого.