Translate

суббота, 22 апреля 2017 г.

Как обработать воротник в мужском пальто

«Джон: О, слушай, может, наконец, обойдёшься без этого? 
Шерлок: То есть? 
Джон: Я о твоем обыкновении загадочно двигать скулами и поднимать воротник пальто. Ты и без этого крут. 
Шерлок: Я… я, я так не делаю! 
Джон: Делаешь». Сериал «Шерлок» 
«Воротник пальто предполагается иногда приподнимать, поэтому нижний воротник желательно изготавливать из ткани верха, а не так, как в пиджаке, из фильца…» - включается в разговор известный современный мастер Эдуард Иванов. В его ателье как всегда кипит работа, и я «охочусь за секретами» по его изготовлению для ставшей постоянной рубрики «мастерство из первых рук». И коль скоро речь зашла о воротнике, то лучше Эдуарда вряд ли кто покажет на примере рабочего материала, как исполнять воротник в мужском пальто. Я часто ссылаюсь на Эдуарда, он представляет традиционную Школу и высочайшего класса исполнительское мастерство, всегда востребованное заказчиками.


«В традиционной технологии в нижний воротник всегда вставляется специальная прокладка из аппретированного льна, нижний воротник в данном случае из основной ткани простегивается с этой прокладкой руками либо на спецмашине», – продолжает мастер.
При изготовлении данного пальто использован селективный кашемир 100%. Пока я не могу показать вам конечный результат, но интересует меня в этот раз именно воротник, так что он во всей красе представлен на фото.




Эдуард дает пояснения: «Заготовленный нижний воротник вметывается в горловину, конец и отлет воротника осноравливаются согласно модели изделия. Мы собираем воротник верхний с нижним, а потом втачиваем в горловину. Вернее, стачиваем раскепы на машине. Все остальное выполняем руками, заготавливаем его, закрепляя нижний с верхним по отлету руками».



Обратившись к традиционному методу изготовления сталкиваешься со множеством «вариаций на тему» и вопрос исполнения каждого узла влечет массу моментов, зависящих от мастера. Здесь ни что не выполняется неким общим правилом, а зависит от практического навыка и «заведенного порядка», который можно именовать обычаем. Не путать с обыкновением, так как в данном случае Эдуард демонстрирует и объясняет свой путь исполнения. Вещь, созданная характерными для мастера приемами, и будет необычной, поскольку это не «штамп», а «картина маслом»! Это очень важный для понимания момент, так как «привычно-обывательское» чуждо любому мастеру, а Эдуарда Иванова, в этом смысле, смело можно брать за образец воплотителя традиционных технологий.
Как тут не вспомнить ответ принца Уэльского, на вопрос будете ли вы покупать готовую одежду? Он ответил: «Я никогда не буду есть с другими из одной тарелки».
А Эдуард продолжает пояснения: «…затем осноравливаем верхний воротник по раскепам и горловине, ориентируясь по нижнему воротнику, предварительно выметывая отлет воротника руками и прометывая нижний с верхним с последующим проутюживанием… Изготавливаем отдельно воротник, потом втачиваем его в горловину».
На мой вопрос, а почему это именно так, мастер резонно замечает: «…при этом есть ряд преимуществ. Это позволяет стачать раскепы на машине, при осноравливании воротника его легко корректировать, совмещая концы, а также подрезать одинаково…».



Это преференция мастера, как именно исполнять. «Есть технология, когда верхний воротник накрывают на нижний в готовом пальто»,- уточняет Эдуард,- «при этом…действительно трудно подрезать нижний воротник идеально одинаково на разных сторонах…».
Я всегда вам говорю, внимательно изучайте,…исследуйте фото, что я представляю. Они весьма информативны. Не жалейте времени на это. В них бОльшая часть ответов на ваши вопросы. Проблема в том, что тандем «глаз»-«мысль» устроен очень избирательно и только тренируя эту связку практикой, можно понять то, что не воспринимается «влёт». Я нередко читаю на профресурсах, в различных комментариях «мнения», основанные на воображении, а не наблюдении. Это большое заблуждение, особенно имея в виду «считывание» с плоского изображения фотографии, в отсутствие выработанного навыка воспринимать плоское в объеме. Отсюда много профанации при желании «блеснуть познаниями». Как-то подобные «наблюдатели» даже пытались попенять Мастеру, на «неодинаковость концов воротника». Кроме улыбки это ничего не вызывает, но вы должны избегать «надуманного» в пользу «практического».
Обратите внимание как грамотно обогнуты припусками края отлета и концы воротника и как они пришиты подшивочными стежками к нижнему. Чисто и чётко!




Прежде следует потратить время и приложить усилия, постаравшись понять, и даже попробовать…, а после обратить внимание еще раз на то, что ускользнуло, выпало из поля зрения. Так, мало по малу, обретается понимание, а после практически и навык. Трудитесь! Не бойтесь!
Так что на фото куда больше, чем кажется.
А чтобы «смазать карту будня», предлагаю вам блистательный юмор Е. Шварца:
«Король: - Дайте тогда мой обеденный наряд. Да не тот, осел! Номер восемь тысяч четыреста девяносто восемь. Глядите, вы! Это что?
Генрих: - Штаны.
Король: - Из чего?
Христиан: - Чего там спрашивать? Из гра-де-напля.
Король: - Ах ты бессовестный! Что же, по-твоему, гра-де-напль это пустяки? А камзол? Чистый гро-де-тур, и рукава — гро-грен. А воротник — пу-де-суа. А плащ — тюрку аз, на нем рипсовые продольные полоски. Да ты восхищайся!»

пятница, 13 января 2017 г.

ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ НА МАРСЕ …

«Товарищи! Всех вас, конечно, интересует вопрос: есть ли жизнь на Марсе? Прошу всех взглянуть на небо! Снизу звездочки кажутся маленькие-маленькие. Но, стоит нам только взять телескоп и посмотреть вооружённым глазом, то мы увидим две звёздочки, три звёздочки, четыре звёздочки… Лучше всего, конечно, пять звёздочек! Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе — это науке неизвестно. Наука ещё пока не в курсе дела. Асса!!!»
«Карнавальная ночь» 1956 г.
Дискуссия, способная плавно перейти в расследование «священной инквизиции»: «Портной - пришелец или нет?», вызывает у меня ощущение пустоты в области диафрагмы, горькую улыбку, и осознание, какое невежество правит призывом: «собрать все книги, да и сжечь!».
Радует, что вызвано это противодействием далеко не праздному интересу со стороны шьющих, чей взор устремлен в будущее и уже сегодня делающих попытки создать для себя уникальную вещь превосходного качества.
Очевидно, что перед нами неизвестное. Поскольку каждый имеет собственное мнение на любой счет, скажу иначе. Мы перед неизвестным. Можно подумать, что индивидуальное изготовление вещи – артефакт! Почему же то там, то здесь об этом все больше говорят, пишут и … даже спорят?
Правда в том, что «неизвестное» нам… почти не вызывает вопросов у тех, кого смело можно назвать «марсианами», с нашей земной точки зрения. Напротив, это они нас считают… далекой отсталой цивилизацией. И к этому есть все основания, если прислушаться к разговорам на сей счет. Так, например, индивидуальные мерки, использование бортовок, сам бортовой пакет, ручная работа, et cetera. Всё, что есть неотъемлемая часть при создании совершенной вещи, существовало всегда, и будет существовать, как и сам процесс…. Однако …откуда тогда высказывания от «влияния климатических условий местности» на такой простой этап как «декатировка ткани» до споров о советском бытии легпрома, и промпошиве в СССР?!
Однажды я приводила мнение Susanna Lau о коллекции Chanel, как в «противоречие» ей… читаю, что в советские времена «шили навечно», в целях… экономии и о том, как ужасно, что-либо … «вечное». Не удивительно наличие сомневающихся в том, что земля «круглая» и вращается вокруг Солнца. Но наличие дремучих ретроградов в той сфере жизни и деятельности, которая свежа как весенний цветок и песня жаворонка, романтична как блещущая серебром лунная дорожка на морской глади…. И уж самое любопытное, использование аргументов о наличии современных материалов, тканей и т.п. в защиту тезиса…об «устаревшем» способе создания вещи! Оно понятно, что «неизвестное» им, неудобное для их жизненной позиции: нежелания, неумения и просто лени…, приводит их к позе «атеистических страусов», прячущих голову в песок всякий раз, когда речь заходит о том, что легче «отрицать», чем признать ужас перед истиной. Агностики существовали всегда, во все времена, с тех пор как возникла проблема истины. Почему же она возникла?
Уже невозможно стало отрицать наличие света и признания существования пути для тех, кто хочет не просто создать некий утилитарный предмет одежды. А ощутить его неизъяснимую прелесть. Проникнуться его красотой, направить душевные и физические силы на созидание более, чем на потребление. Понять, что нельзя трусить и оправдывать застой бытом, обогатить свой внутренний мир прикосновением к искусству творения и оставить за спиной шипение завистников и умствование профанов. Открыть глаза и признать, что космические сумерки – выдумка тех, кто, невзирая на звездное небо, призывает направить взгляд долу.
Им уже спели однажды:
«От Земли до Беты - восемь ден,
Ну, а до планеты Эпсилон,
Не считаем мы, чтоб не сойти с ума.
Вечность и тоска - ох, влипли как!
Наизусть читаем Киплинга,
А кругом космическая тьма».









пятница, 9 декабря 2016 г.

О портных, дизайнерах и прочих

Мы называем себя именно портными, хотя являемся и кутюрье, и модельерами, и стилистами, и дизайнерами, но мы считаем, что дизайнером назваться в наше время может каждый, этим мы подчеркиваем свою приверженность классическим традициям качества и элегантности.Наше искусство портного и верность непреложной классике подтверждается в изготовленных нами костюмах. Визитная карточка любого портного - это те, кто ходит в сшитых ими костюмах.
Ателье Эдуард Иванов. Мужские костюмы на заказ.












четверг, 27 октября 2016 г.

Что значит костюм хорошего покроя

Идеальная посадка вовсе не означает, что костюм действительно хорошего покроя. В понятие хороший покрой вкладывается намного больший смысл. Это костюм, способный из любого человека сделать настоящего мужчину. Здесь и пропорции, и линии, и форма, и силуэт все работает на единый целостный образ.













воскресенье, 18 сентября 2016 г.

Заманчивое неаполитанское плечо





«'O sole, 'o sole mio
sta 'nfronte a te,
sta 'nfronte a te»!
Знаменитая «'O Sole Mio» исполняется на неаполитанском языке…. Как не слышали?! Конечно, слышали. И переводится не «О, моё солнце»…, а «Моё солнце».
Тема пришла не сама по себе. «Теперь молодые английские портные едут за мастерством в Италию»,- иронизирует весьма сведущий англичанин, вспоминая, как когда-то знаменитый портной Domenico Caraceni постигал тайны портновского ремесла … в Лондоне.
Теперь «удобно» вспоминать, что "Confraternita dell'Arte dei Giubbonai e dei Cositori" (братство мастеров портных) было основано в Неаполе в 1351 году! Конечно, именно к XIV в. европейский костюм приобрел столько видов покроя, что, в сущности, до настоящего времени не появилось ничего нового. Тогда же появился «жакет». Однако исторические нюансы никак не отражают того обстоятельства, откуда появился феномен «неаполитанского»…
Именно! Приходит заказчик к портному и говорит: « …а плечо хочу…неаполитанское»! Мастер смотрит на него с удивлением. С толикой недоверия даже. Думает про себя: «а знает ли он, чего в действительности требует»? Хочет так хочет. Таков закон. Не всякий мастер и может. Не каждый клиент и …понимает. То ли мода так пошутила, то ли проблема «потепления климата» сказалась перед новым «ледниковым периодом», а может русский человек по природе своей так падок на «итальянские страсти»… и на все диковинное. Как знать?!
Или все же к мастеру пошел-таки понимающий заказчик (?!), культурно просвещенный, отдающий дань уважения традиции, без предрассудков, свободный от штампов, жизнь ведущий светскую. Такая мечта «неаполитанского» sarto. Модник при деньгах. А что? Все возможно. Уважает себя человек! Идет к уважаемому мастеру, не к «обкарналову» идет. Знает, что хочет и уверен,- мастер сможет. И не зря джентльмен обратил внимание, что потянулись молодые англичане в Италию, как гуси на юг по осени.
А было дело… Учился в Лондоне у английских портных замечательный итальянский мастер Domenico Caraceni. Никакой работой не брезговал, а в секреты мастеров вникал. В конструкцию костюма, техники кроя и пошива. И в 1933 году, пребывая в убеждении, что изобрел новый стиль, написал книгу «Orientamenti nuovi nella tecnica e nell’arte del sarto» («Новые тенденции в технике и искусстве пошива одежды») и впоследствии запатентовал свою технику под номером 28642.
Как ни странно, но «стиль» Доменико представляет собой сочетание многих стилей и школ. Ирония в том, что надоела ему английская чопорность и постоянные «правила»…вот он и вывел свои. А чтоб чопорным его наставникам жизнь мёдом не казалась, «О! Какого…итальянца взрастили», взял да и заявил: «в то время как дух прошлых веков изжил себя, удовлетворяя вкус внешним видом и обилием декоративных мотивов, неблагоразумно изменяя естественные контуры человеческой фигуры, сегодня основная суть правильного платья лежит в одной сущности, совпадать с телом и прежде всего, обеспечивать ему свободу движения».
По его, теперь уже авторитетному мнению, «три важных качества современного костюма, коими являются мягкость, легкость и гибкость, обеспечивают успех предприятия. И более того, синтезом всех этих требований является простота". Принял эстафету синьор Чезаре Аттолини…, но о нем я уже рассказывала. Он собственно и произвел на свет этот самый «неаполитанский»…. Ну,… тот, что мастеру заказывают.
Тогда уже стоило англичанам задуматься, но являя собой ось «портновского мира» они чинно и снисходительно похлопывали гения по плечу, мол, всё «гуд», и костюмы Ваши отличные. От наших. А вот и зря они так думали…. Разумеется, ось мира для них не сместилась, но молодые и дерзкие…шьют себе все больше в… Неаполе. А, собственно, почему там? Шьют там, где… лучше шьют! На самом-то деле. И на Сэвил Роу есть, кто сошьёт так, как в Неаполе и не снилось!
Больше того скажу вам, дорогие мои читатели…. Есть кому и у нас… Да-да! У НАС…так, как не снилось на Сэвил Роу!!! Думаете, это во мне патриотизм играет?! Ничуть не бывало…. Хотя за державу…приятно в данном случае. По нашей, что ни на есть самой традиционной душевной склонности…любить матушку-Россию! И себя за это…ругать. Ностальгия, мол, замучила…
Это все безродные и наглые профаны, от жадности до журнальных гонораров, дикой спеси, подлого происхождения и тьмы беспросветной невоспитанности придумали «сказки об Италии». Я не Алексея Максимовича Пешкова в виду имею. А тех, кто Бунину и Набокову предпочитает …глянцевые журнальчики, и подачки от «брендов» в виде «бонусов» и дармовую «жвачку». Строит из себя «интеллектуалов» и эстетствующих «мыслителей», мол «Му-му» и мы читали. Такие…, «фантики» современные.
Или «барыньки», не знающие… ой…, да ладно, не буду клеймить…, там, собственно, тавро поставлено уже от природы.
Суть не в том. Встречают, понятно, по одежке, по ней же «протягивают ножки». Правда в том, что не описываемые «господами просветителями» «неаполитанские чудеса», и даже правильным словом называющие «Неаполитанский»… все больше говорят про… «Неапольский».
Как так?! Спросите вы. И я отвечу.
«Мы привыкли къ слову Неаполитанскій, на чтожъ писать Неапольскій? Перемѣнивъ безъ нужды старое, и пріучая меня противъ воли моей къ новому слову, какое названіе дадите вы жителю Неаполя? Неаполецъ? Но оное не значитъ жителя города сего, а значитъ маленькой Неаполь. Итакъ въ семъ случаѣ должны вы таки прибѣгнуть къ слову неаполитанецъ: на чтожъ вы оное перемѣняли? Притомъ же подъ словами Неаполитанская земля разумѣется все королевство, а подъ словами Неапольская земля должно разумѣть токмо ту землю, на которой городъ Неаполь построенъ, или ту округу, которая собственно ему принадлежитъ». Как писал незабвенный А.С. Шишков в «Разсужденіе о старомъ и новомъ слогѣ Россійскаго языка».
«Сей старец дорог нам»,- вторю я уже А.С. Пушкину.
Так вот, верьте моему слову, большинство пишет про костюм,…сшитый…в Неаполе. Представьте, даже там…не каждый сошьет «Неаполитанский». Понять не сложно. Небрежно сшитый – «неапольский». Имеющий стиль…и выглядящий «нарочито небрежным», при этом имеющий идеальный баланс, идеально сидящий на фигуре, «легкий как дуновение вечернего бриза», «возбуждающий как средиземноморская ночь», «облегающий тело как дымка облака Везувий» et cetera, et cetera…. Это и есть… «Неаполитанский». Легкий, комфортный, пластичный.
На наше счастье…, есть у нас мастер, проясняющий этот сложный… «неаполитанский вопрос».
Эдуард Иванов: «Но чтобы понимать сущность, нужно хорошо знать законы конструирования. И практическую часть. Даже мои коллеги закройщики не готовы это понимать. Многие из них считают это просто браком».
Не может быть!
Эдуард Иванов: «Наше большинство портных советской школы воспринимают их [ sarto], как колотящих «понты». Я с ними частенько спорю, объясняя, что на «понтах» они далеко не уехали бы… Даррен Биман тоже не приемлет «неаполитанское плечо»… Он даже не будет по этому поводу размышлять, зная, что его английский стиль только правильный».
Это Биман-то?
Эдуард Иванов: «Даррен Биман считает "неаполитанское плечо" просто чем-то не правильным. Хотя он знает истинную суть его… Но считает, что так не должно быть».
А основные различия?
Эдуард Иванов: "Форма, объемы, линии".
Пару слов об этих двух прекрасных образцах представленных для сравнения.
Эдуард Иванов: «Эти два изделия, оба мужские. Смокинг выполнен в классическом стиле со стандартным плечом и окатом рукава. Пиджак выполнен также в классическом стиле, но с неаполитанским плечом и окатом. Складки на окате рукава образуются в виду отсутствия в нем подокатников, также имеются конструктивные особенности построения такого неаполитанского оката рукава. За счет этой изюминки (складок на окате рукавов) неаполитанцы завоевали весь мир».
Разница, вероятно еще и в тех нюансах восприятия, которые позволяют назвать произведение: «Вишнёвый сад», в то время, как сад с вишнями принято называть … «вИшневый», ведь «вишнёвый» - это цвет. Но русскому человеку, как «иночувствующему», близок будет Неаполь Ивана Алексеевича Бунина:
«Жизнь в Неаполе тотчас же потекла по заведенному порядку: рано утром — завтрак в сумрачной столовой, облачное, мало обещающее небо и толпа гидов у дверей вестибюля; потом первые улыбки теплого розоватого солнца, вид с высоко висящего балкона на Везувий, до подножия окутанный сияющими утренними парами, на серебристо-жемчужную рябь залива и тонкий очерк Капри на горизонте, на бегущих внизу, по набережной, крохотных осликов в двуколках и на отряды мелких солдатиков, шагающих куда-то с бодрой и вызывающей музыкой; потом — выход к автомобилю и медленное движение по людным узким и сырым коридорам улиц, среди высоких, многооконных домов, осмотр мертвенно-чистых и ровно, приятно, но скучно, точно снегом, освещенных музеев или холодных, пахнущих воском церквей, в которых повсюду одно и то же: величавый вход, закрытый тяжкой кожаной завесой, а внутри — огромная пустота, молчание, тихие огоньки семисвечника, краснеющие в глубине на престоле, убранном кружевами, одинокая старуха среди темных деревянных парт, скользкие гробовые плиты под ногами и чье-нибудь «Снятие со креста», непременно знаменитое; в час — второй завтрак на горе Сан-Мартино, … в пять — чай в отеле, в нарядном салоне, где так тепло от ковров и пылающих каминов; а там снова приготовления к обеду — снова мощный, властный гул гонга по всем этажам, снова вереницы, шуршащих по лестницам шелками и отражающихся в зеркалах декольтированных дам. Снова широко и гостеприимно открытый чертог столовой, и красные куртки музыкантов на эстраде, и черная толпа лакеев возле метрдотеля, с необыкновенным мастерством разливающего по тарелкам густой розовый суп...». Так он писал.
Не расстраивайтесь, если вам вдруг не ясно, о чем я говорю. Иногда, я бываю…туманна. Хотите понять, перечтите Бунина или Набокова.
Или… не заказывайте портному … «неаполитанское плечо»…

Знакомим вас с наиболее распространенными видами неаполитанских плеч.
Рукав - рубашка. Технология втачивания рукавов пиджака схожа с технологией втачивания рукавов рубашки, но опять таки неаполитанская рубашка не похожа на наши представления о правильной рубашке. 
 На рисунке представлены рукава неаполитанской рубашки известного неаполитанского портного Lino Sentiero.



Как мы видим на неаполитанских рубашках в головке рукавов присутствуют складочки.Такой вид рукавов еще называют "водопадом"- рукава как бы вытекают из проймы, спадая вниз, создавая при этом изящные фалды. Втачиваются такие рукава в закрытую пройму, а не в открытую, как  на обычных привычных нам рубашках.  т.е. боковые швы на рубашке не совпадают со швами стачивания рукавов, как и в пиджаках.Здесь можно сделать сравнение, что неаполитанский рукав рубашки уже наоборот повторяет пиджачный по конструкции и по способу втачивания. Припуски швов втачивания рукавов направлены в сторону полочки и спинки. Таким же образом обрабатываются и рукава на неаполитанских пиджаках.

Все задаются вопросом откуда взялись эти складки и для чего они нужны. Ответ настолько банален, что никто не хочет с таким ответов соглашаться. С функциональной точки зрения никакой пользы от этих складок нет и быть не может, никакой свободы и легкости в носке они не придают, а ответ прост - для красоты. А как известно о вкусах не спорят. Вы ответьте, пожалуйста, на такой вопрос: почему джинсы, казалось бы рабочую одежду, носят в обтяжку и 50 лет назад носили в обтяжку, даже надевали их чуть ли не с мылом и cotton при этом был нестрейчевый. Ответили?
Вообще, я бы предостерег любого от попыток объяснять моду и стиль с позиции какого-то функционала - занятие абсолютно глупое и неблагодарное.

 На пиджаках такие рукава "водопад" смотрятся таким образом.На фото ниже известный  неаполитанский бренд Orazio Luciano.





Сравните с рукавами изготовленными в нашем ателье по просьбе одного нашего замечательного заказчика.


Помимо рукавов типа "водопад" в неаполитанском стиле присутствуют еще огромное количество разновидностей неаполитанских плеч, а точнее сказать видов головок рукава. Сколько портных в Неаполе - столько и видов рукавов. Не будем присваивать им особые названия, покажем просто фото таковых.
Неаполитанский портной Antonio Riccio: