Translate

суббота, 22 апреля 2017 г.

Как обработать воротник в мужском пальто

«Джон: О, слушай, может, наконец, обойдёшься без этого? 
Шерлок: То есть? 
Джон: Я о твоем обыкновении загадочно двигать скулами и поднимать воротник пальто. Ты и без этого крут. 
Шерлок: Я… я, я так не делаю! 
Джон: Делаешь». Сериал «Шерлок» 
«Воротник пальто предполагается иногда приподнимать, поэтому нижний воротник желательно изготавливать из ткани верха, а не так, как в пиджаке, из фильца…» - включается в разговор известный современный мастер Эдуард Иванов. В его ателье как всегда кипит работа, и я «охочусь за секретами» по его изготовлению для ставшей постоянной рубрики «мастерство из первых рук». И коль скоро речь зашла о воротнике, то лучше Эдуарда вряд ли кто покажет на примере рабочего материала, как исполнять воротник в мужском пальто. Я часто ссылаюсь на Эдуарда, он представляет традиционную Школу и высочайшего класса исполнительское мастерство, всегда востребованное заказчиками.


«В традиционной технологии в нижний воротник всегда вставляется специальная прокладка из аппретированного льна, нижний воротник в данном случае из основной ткани простегивается с этой прокладкой руками либо на спецмашине», – продолжает мастер.
При изготовлении данного пальто использован селективный кашемир 100%. Пока я не могу показать вам конечный результат, но интересует меня в этот раз именно воротник, так что он во всей красе представлен на фото.




Эдуард дает пояснения: «Заготовленный нижний воротник вметывается в горловину, конец и отлет воротника осноравливаются согласно модели изделия. Мы собираем воротник верхний с нижним, а потом втачиваем в горловину. Вернее, стачиваем раскепы на машине. Все остальное выполняем руками, заготавливаем его, закрепляя нижний с верхним по отлету руками».



Обратившись к традиционному методу изготовления сталкиваешься со множеством «вариаций на тему» и вопрос исполнения каждого узла влечет массу моментов, зависящих от мастера. Здесь ни что не выполняется неким общим правилом, а зависит от практического навыка и «заведенного порядка», который можно именовать обычаем. Не путать с обыкновением, так как в данном случае Эдуард демонстрирует и объясняет свой путь исполнения. Вещь, созданная характерными для мастера приемами, и будет необычной, поскольку это не «штамп», а «картина маслом»! Это очень важный для понимания момент, так как «привычно-обывательское» чуждо любому мастеру, а Эдуарда Иванова, в этом смысле, смело можно брать за образец воплотителя традиционных технологий.
Как тут не вспомнить ответ принца Уэльского, на вопрос будете ли вы покупать готовую одежду? Он ответил: «Я никогда не буду есть с другими из одной тарелки».
А Эдуард продолжает пояснения: «…затем осноравливаем верхний воротник по раскепам и горловине, ориентируясь по нижнему воротнику, предварительно выметывая отлет воротника руками и прометывая нижний с верхним с последующим проутюживанием… Изготавливаем отдельно воротник, потом втачиваем его в горловину».
На мой вопрос, а почему это именно так, мастер резонно замечает: «…при этом есть ряд преимуществ. Это позволяет стачать раскепы на машине, при осноравливании воротника его легко корректировать, совмещая концы, а также подрезать одинаково…».



Это преференция мастера, как именно исполнять. «Есть технология, когда верхний воротник накрывают на нижний в готовом пальто»,- уточняет Эдуард,- «при этом…действительно трудно подрезать нижний воротник идеально одинаково на разных сторонах…».
Я всегда вам говорю, внимательно изучайте,…исследуйте фото, что я представляю. Они весьма информативны. Не жалейте времени на это. В них бОльшая часть ответов на ваши вопросы. Проблема в том, что тандем «глаз»-«мысль» устроен очень избирательно и только тренируя эту связку практикой, можно понять то, что не воспринимается «влёт». Я нередко читаю на профресурсах, в различных комментариях «мнения», основанные на воображении, а не наблюдении. Это большое заблуждение, особенно имея в виду «считывание» с плоского изображения фотографии, в отсутствие выработанного навыка воспринимать плоское в объеме. Отсюда много профанации при желании «блеснуть познаниями». Как-то подобные «наблюдатели» даже пытались попенять Мастеру, на «неодинаковость концов воротника». Кроме улыбки это ничего не вызывает, но вы должны избегать «надуманного» в пользу «практического».
Обратите внимание как грамотно обогнуты припусками края отлета и концы воротника и как они пришиты подшивочными стежками к нижнему. Чисто и чётко!




Прежде следует потратить время и приложить усилия, постаравшись понять, и даже попробовать…, а после обратить внимание еще раз на то, что ускользнуло, выпало из поля зрения. Так, мало по малу, обретается понимание, а после практически и навык. Трудитесь! Не бойтесь!
Так что на фото куда больше, чем кажется.
А чтобы «смазать карту будня», предлагаю вам блистательный юмор Е. Шварца:
«Король: - Дайте тогда мой обеденный наряд. Да не тот, осел! Номер восемь тысяч четыреста девяносто восемь. Глядите, вы! Это что?
Генрих: - Штаны.
Король: - Из чего?
Христиан: - Чего там спрашивать? Из гра-де-напля.
Король: - Ах ты бессовестный! Что же, по-твоему, гра-де-напль это пустяки? А камзол? Чистый гро-де-тур, и рукава — гро-грен. А воротник — пу-де-суа. А плащ — тюрку аз, на нем рипсовые продольные полоски. Да ты восхищайся!»

пятница, 13 января 2017 г.

ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ НА МАРСЕ …

«Товарищи! Всех вас, конечно, интересует вопрос: есть ли жизнь на Марсе? Прошу всех взглянуть на небо! Снизу звездочки кажутся маленькие-маленькие. Но, стоит нам только взять телескоп и посмотреть вооружённым глазом, то мы увидим две звёздочки, три звёздочки, четыре звёздочки… Лучше всего, конечно, пять звёздочек! Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе — это науке неизвестно. Наука ещё пока не в курсе дела. Асса!!!»
«Карнавальная ночь» 1956 г.
Дискуссия, способная плавно перейти в расследование «священной инквизиции»: «Портной - пришелец или нет?», вызывает у меня ощущение пустоты в области диафрагмы, горькую улыбку, и осознание, какое невежество правит призывом: «собрать все книги, да и сжечь!».
Радует, что вызвано это противодействием далеко не праздному интересу со стороны шьющих, чей взор устремлен в будущее и уже сегодня делающих попытки создать для себя уникальную вещь превосходного качества.
Очевидно, что перед нами неизвестное. Поскольку каждый имеет собственное мнение на любой счет, скажу иначе. Мы перед неизвестным. Можно подумать, что индивидуальное изготовление вещи – артефакт! Почему же то там, то здесь об этом все больше говорят, пишут и … даже спорят?
Правда в том, что «неизвестное» нам… почти не вызывает вопросов у тех, кого смело можно назвать «марсианами», с нашей земной точки зрения. Напротив, это они нас считают… далекой отсталой цивилизацией. И к этому есть все основания, если прислушаться к разговорам на сей счет. Так, например, индивидуальные мерки, использование бортовок, сам бортовой пакет, ручная работа, et cetera. Всё, что есть неотъемлемая часть при создании совершенной вещи, существовало всегда, и будет существовать, как и сам процесс…. Однако …откуда тогда высказывания от «влияния климатических условий местности» на такой простой этап как «декатировка ткани» до споров о советском бытии легпрома, и промпошиве в СССР?!
Однажды я приводила мнение Susanna Lau о коллекции Chanel, как в «противоречие» ей… читаю, что в советские времена «шили навечно», в целях… экономии и о том, как ужасно, что-либо … «вечное». Не удивительно наличие сомневающихся в том, что земля «круглая» и вращается вокруг Солнца. Но наличие дремучих ретроградов в той сфере жизни и деятельности, которая свежа как весенний цветок и песня жаворонка, романтична как блещущая серебром лунная дорожка на морской глади…. И уж самое любопытное, использование аргументов о наличии современных материалов, тканей и т.п. в защиту тезиса…об «устаревшем» способе создания вещи! Оно понятно, что «неизвестное» им, неудобное для их жизненной позиции: нежелания, неумения и просто лени…, приводит их к позе «атеистических страусов», прячущих голову в песок всякий раз, когда речь заходит о том, что легче «отрицать», чем признать ужас перед истиной. Агностики существовали всегда, во все времена, с тех пор как возникла проблема истины. Почему же она возникла?
Уже невозможно стало отрицать наличие света и признания существования пути для тех, кто хочет не просто создать некий утилитарный предмет одежды. А ощутить его неизъяснимую прелесть. Проникнуться его красотой, направить душевные и физические силы на созидание более, чем на потребление. Понять, что нельзя трусить и оправдывать застой бытом, обогатить свой внутренний мир прикосновением к искусству творения и оставить за спиной шипение завистников и умствование профанов. Открыть глаза и признать, что космические сумерки – выдумка тех, кто, невзирая на звездное небо, призывает направить взгляд долу.
Им уже спели однажды:
«От Земли до Беты - восемь ден,
Ну, а до планеты Эпсилон,
Не считаем мы, чтоб не сойти с ума.
Вечность и тоска - ох, влипли как!
Наизусть читаем Киплинга,
А кругом космическая тьма».