Translate

суббота, 22 апреля 2017 г.

Как обработать воротник в мужском пальто

«Джон: О, слушай, может, наконец, обойдёшься без этого? 
Шерлок: То есть? 
Джон: Я о твоем обыкновении загадочно двигать скулами и поднимать воротник пальто. Ты и без этого крут. 
Шерлок: Я… я, я так не делаю! 
Джон: Делаешь». Сериал «Шерлок» 
«Воротник пальто предполагается иногда приподнимать, поэтому нижний воротник желательно изготавливать из ткани верха, а не так, как в пиджаке, из фильца…» - включается в разговор известный современный мастер Эдуард Иванов. В его ателье как всегда кипит работа, и я «охочусь за секретами» по его изготовлению для ставшей постоянной рубрики «мастерство из первых рук». И коль скоро речь зашла о воротнике, то лучше Эдуарда вряд ли кто покажет на примере рабочего материала, как исполнять воротник в мужском пальто. Я часто ссылаюсь на Эдуарда, он представляет традиционную Школу и высочайшего класса исполнительское мастерство, всегда востребованное заказчиками.


«В традиционной технологии в нижний воротник всегда вставляется специальная прокладка из аппретированного льна, нижний воротник в данном случае из основной ткани простегивается с этой прокладкой руками либо на спецмашине», – продолжает мастер.
При изготовлении данного пальто использован селективный кашемир 100%. Пока я не могу показать вам конечный результат, но интересует меня в этот раз именно воротник, так что он во всей красе представлен на фото.




Эдуард дает пояснения: «Заготовленный нижний воротник вметывается в горловину, конец и отлет воротника осноравливаются согласно модели изделия. Мы собираем воротник верхний с нижним, а потом втачиваем в горловину. Вернее, стачиваем раскепы на машине. Все остальное выполняем руками, заготавливаем его, закрепляя нижний с верхним по отлету руками».



Обратившись к традиционному методу изготовления сталкиваешься со множеством «вариаций на тему» и вопрос исполнения каждого узла влечет массу моментов, зависящих от мастера. Здесь ни что не выполняется неким общим правилом, а зависит от практического навыка и «заведенного порядка», который можно именовать обычаем. Не путать с обыкновением, так как в данном случае Эдуард демонстрирует и объясняет свой путь исполнения. Вещь, созданная характерными для мастера приемами, и будет необычной, поскольку это не «штамп», а «картина маслом»! Это очень важный для понимания момент, так как «привычно-обывательское» чуждо любому мастеру, а Эдуарда Иванова, в этом смысле, смело можно брать за образец воплотителя традиционных технологий.
Как тут не вспомнить ответ принца Уэльского, на вопрос будете ли вы покупать готовую одежду? Он ответил: «Я никогда не буду есть с другими из одной тарелки».
А Эдуард продолжает пояснения: «…затем осноравливаем верхний воротник по раскепам и горловине, ориентируясь по нижнему воротнику, предварительно выметывая отлет воротника руками и прометывая нижний с верхним с последующим проутюживанием… Изготавливаем отдельно воротник, потом втачиваем его в горловину».
На мой вопрос, а почему это именно так, мастер резонно замечает: «…при этом есть ряд преимуществ. Это позволяет стачать раскепы на машине, при осноравливании воротника его легко корректировать, совмещая концы, а также подрезать одинаково…».



Это преференция мастера, как именно исполнять. «Есть технология, когда верхний воротник накрывают на нижний в готовом пальто»,- уточняет Эдуард,- «при этом…действительно трудно подрезать нижний воротник идеально одинаково на разных сторонах…».
Я всегда вам говорю, внимательно изучайте,…исследуйте фото, что я представляю. Они весьма информативны. Не жалейте времени на это. В них бОльшая часть ответов на ваши вопросы. Проблема в том, что тандем «глаз»-«мысль» устроен очень избирательно и только тренируя эту связку практикой, можно понять то, что не воспринимается «влёт». Я нередко читаю на профресурсах, в различных комментариях «мнения», основанные на воображении, а не наблюдении. Это большое заблуждение, особенно имея в виду «считывание» с плоского изображения фотографии, в отсутствие выработанного навыка воспринимать плоское в объеме. Отсюда много профанации при желании «блеснуть познаниями». Как-то подобные «наблюдатели» даже пытались попенять Мастеру, на «неодинаковость концов воротника». Кроме улыбки это ничего не вызывает, но вы должны избегать «надуманного» в пользу «практического».
Обратите внимание как грамотно обогнуты припусками края отлета и концы воротника и как они пришиты подшивочными стежками к нижнему. Чисто и чётко!




Прежде следует потратить время и приложить усилия, постаравшись понять, и даже попробовать…, а после обратить внимание еще раз на то, что ускользнуло, выпало из поля зрения. Так, мало по малу, обретается понимание, а после практически и навык. Трудитесь! Не бойтесь!
Так что на фото куда больше, чем кажется.
А чтобы «смазать карту будня», предлагаю вам блистательный юмор Е. Шварца:
«Король: - Дайте тогда мой обеденный наряд. Да не тот, осел! Номер восемь тысяч четыреста девяносто восемь. Глядите, вы! Это что?
Генрих: - Штаны.
Король: - Из чего?
Христиан: - Чего там спрашивать? Из гра-де-напля.
Король: - Ах ты бессовестный! Что же, по-твоему, гра-де-напль это пустяки? А камзол? Чистый гро-де-тур, и рукава — гро-грен. А воротник — пу-де-суа. А плащ — тюрку аз, на нем рипсовые продольные полоски. Да ты восхищайся!»