Translate

понедельник, 20 июня 2016 г.

Нет ничего тайного, что не стало бы явным



Недавно у нас в ателье состоялось замечательная встреча с удивительной и загадочной Оксаной Туманцевой. До этого мы были знакомы с ней онлайн на страницах ФБ и Вконтакте, где она ведет группу о портновском деле https://vk.com/oksanatumantseva . Прекрасно владея словом, Оксана Туманцева не перестает радовать своих подписчиков яркими, колоритными, логически выверенными и продуктивными публикациями о портновском искусстве. Вот и мы, как говорится, "попали под раздачу", за что премного благодарим ее за стремление бескомпромиссно докопаться до самой сути нашего творчества.
Далее публикуем ее статью после ее визита в наше ателье:

«Ученикъ рискуетъ остаться наполовину мастеромъ, если не выучится шить руками, такъ какъ одинаково важно и хорошо скроить вещь и хорошо сшить ее…». И.И.Шнейдер, 1897г.
Сколько «песен» о вестиментарном я прослушала. Красиво поют.
Человек не может надеть на себя песню вместо костюма. Он может носить песню в себе.
А вот сказать про костюм… «это просто песня», вполне возможно. Так что, «щас спою»!
Сегодня объект моего внимания не вещь и не явление. Человек. Эдуард Иванов.
Авторитетные источники утверждают, что «В начале было Слово…». Но это о Творце, а я о мастере. Бога не видел никто никогда, а вот мастера…. Собственно мастер потребовался мне не для того, чтобы просто удостовериться, а для вполне конкретной цели. Костюм существует не сам по себе, то есть висит в магазине среди прочих и ждет, пока его примерят, пощупают, рассмотрят, сверятся с ценником. Это удел потребителя и судьба того костюма. Тот же, кто хочет носить костюм, непременно обратится к портному. Да хотя бы за подгонкой, все равно… «к мастеру!».
Вместо предисловия.
Тема мужского костюма не давала мне покоя с тех самых пор, как ко мне стали обращаться…за консультациями… по нему. Прекрасно! Я не профессионал по изготовлению мужских костюмов. Не мужской портной, не конструктор, не… . Да мне вообще хорошо просто так… На своем месте себя прекрасно чувствую, забила себе уникальную «нишку», почитываю разное, не в слух, конечно, произнося: «да минует меня…». А к профессионалу обратиться не пробовали? В ответ: «а где же он»? То есть как где?! Разумеется, меня все интересует, что связано с практикой воплощения вещи.
Речь здесь о другом. Сразу оговорюсь, … не о кустарном или ремесленническом способах существования. Это другая тема, очень интересная в свете «перемывания костей» нашей легкой промышленности, разбора полетов «дизайнеров» от Бога и от…(вы знаете их имена). О другом. Я о МАСТЕРЕ. О том, кто в конечном итоге создает костюм. И мне интересна практическая составляющая.
Подвох есть во всем. Как выразился Бенджамин Франклин: «Нет ничего определенного, кроме смерти и налогов». В основе бизнеса лежит капитал, в основе создания костюма умение и труд мастера. Вроде бы все очевидно.
Потерпите еще немного, нет у меня цели занимать вас «элегическими ку-ку», как это часто можно встретить на отдельных «сугубо профессиональных» вестиментарных ресурсах, вместо того, что ожидаешь от них. Для любительниц и любителей русской словесности привожу проникновенные, ироничные, такие понятные (замените «в лесах» на «в Москве») А.С. Пушкина собственнодушные строки:
«В лесах, во мраке ночи праздной,
Весны певец разнообразный
Урчит, и свищет, и гремит;
Но бестолковая кукушка,
Самолюбивая болтушка,
Одно куку свое твердит,
И эхо вслед за нею то же.
Накуковали нам тоску!
Хоть убежать. Избавь нас, боже,
От элегических куку»!
Все поняли о чем (а кто-то и о ком). И перехожу к сути дела.
Мастера не волнует «кошелек» клиента. Он бесконечно занят. Он не цех по пошиву, он занят тем, чтобы вышел костюм. Он непосредственно исполняет и контролирует весь процесс. Зачем я обратилась к мастеру? Чтобы сделать вещь на профессиональном уровне, выше того, которого достигла я. Уровне, требующем применения специальных… умений. Собственно за практическим опытом.
Вряд ли где-то традиционный способ описан лучше, например, чем у С.Н Короткова или Roberto Cabrera ( или в других подобных источниках). Вряд ли вам помогут даже мастер-классы, ориентированные на метод демонстрации.
Почти все не сказуемо. То есть не все в словах. Невозможно передать то, что подвластно лишь ИНТУИТИВНОМУ. Потому, что ИСТОЧНИКОМ является непосредственно человек. Не технология, а именно личность. Именно человек общается с человеком, портной с заказчиком, наставник с подмастерьем. На производстве диктуют процесс и технологии. Изготовленные вещи адресованы неопределенному кругу лиц. Дизайнер известен, работает бренд, на который работают сотни людей, и он адресован… сотням тысяч. Для дизайнера вы анонимны, вас нет, вы часть мейнстрима. Для бизнесмена важен ваш «кошелек». Маркетинг знает, сколько вы заплатите, и выставляет вам…цену. Для него совершенно не важны ваши формы… «Не влезаете? Худейте»! «Не нравится что-то…? За углом продается то же самое».
Мастер – это имя, известное конкретному человеку, который не хочет быть одним из сотен тысяч. Он хочет быть… собой. Он личность, он уникален и хочет своё, индивидуальное. Мастер не тиражирует успех. Это невозможно.
А вот и самая суть.
Логика создания костюма. Это мастер определяет, нужны ли вытачки, какие именно, где, как исполнить. Он с точностью до миллиметра знает, на каком участке «припосадить», он внемлет «диктатуре ткани». «Клетка сама подскажет ему верное направление». Ворс и полоски лягут точно и ровно туда, куда их направят его глаза и руки. Он идет в той логике создания, которую избирает сам в силу владения профессией. Он профессионал и его интуиция направляет процесс в практическом аспекте его реализации.
На самом деле, для него нет никаких технологических условностей или «метода» как такового. Для него есть диктатура формы и ткани, но нет ограничений в установлении путей решения задач и вопрос выбора, это вопрос его таланта.
Процесс, … конкретно решаемые вопросы... По ходу определится все, что необходимо и достаточно. Его труд невероятно эргономичен. Обратите внимание на кошку. Кошка не делает лишних движений. Ни одного! Органичность процесса создания безусловная и необходимая составляющая. Главный вопрос «КАК?» решается ответом на него движением рук. Каждая его работа уникальна. Миллион раз повторенные движения и технические приемы локально различны, но выверены и решительно бескомпромиссны. Уникальность… Опыт и талант не заменить стандартом технологий, они сами и есть… этот стандарт.
Машинерия его ателье всегда в готовности выполнить нужную операцию, обеспечив полную свободу творчеству и избавляя от рутины, обеспечивая исключительную точность. Высочайшая организация труда избавляет от ненужной рутины. Машина или приспособление всегда под рукой, всегда заняты, всегда в деле…. Мастерский «конвейер» не дает сбоев, даже в случае нестандартной, нештатной ситуации. Машинные циклы не доминируют «над», а подчинены человеческой воле. Остановка для уточнения или корректировки узла, обусловленная особенностью задачи всегда обоснована.
Мастер всегда может в нужный момент внести изменения, хоть в узел, хоть в деталь, хоть в элемент процесса. Это удивительная коллаборация людей и машин, объединенных одной общей целью – послужить человеку при создании вещи.
Важно присутствовать при этом. Видеть, ощущать…, как говорят, «перенимать с рук». Полагают, что есть или возможен какой-то иной, волшебный способ…. Что где-то там…. Ганс Христиан был великим сказочником, но такого не говорил. Сказки ведь не ложь.
Поэтому и существуют подмастерья, затем становящиеся мастерами. Однако здесь меня ожидало еще одно интересное открытие. Все хотят стать дизайнерами…, и никто мастерами. Это также как многие хотят шить и с удовольствием шьют…, но лишь немногие берут иглу и месяцами выстегивают…. Это как раз понятно. Но когда подмастерье так и хочет остаться подмастерьем…?
Наставник нужен тому, кто пойдет не вслед, а своим собственным путем, путем мастера. Сегодня, чтобы пришли те самые ученики, нужна востребованность их труда в будущем. Молодые люди должны видеть перспективу. Что тот уникальный продукт, который они будут способны создать, окажется востребован. Мастер не продает свой труд или его результаты, как это привычно иногда слышать. Мастер дает Школу. Он дает бесценный урок творчества, приводит к сути профессии.
Сомнительно, что люди откажутся от своей индивидуальности в ближайшие сто лет. Сомнительно, что костюм перестанет быть им нужен. Сомнительно, что офисная «прозодежда» убьет желание боссов чем-то отличаться друг от друга. Что исчезнет стремление выглядеть «отлично» от других, либо в моду прочно впишутся только авангардные решения. Нет - нет , да и замучает кого-то ностальгия…. Уже теперь бизнес понимает, что «не резиновый» рынок одежды перегрет, а деньги будут искать пути к размножению.
На самом деле, конечным продуктом мастерской является уникальное изделие, полностью удовлетворяющее предпочтения клиентов и отвечающих самым высоким требованиям к внешнему виду, удобству и комфорту. Требование исключительности. Кто же будет отвечать этим условиям? Сэвил-Роу или итальянские сартории?
Вопрос о Школе стоит как никогда остро. А Школа, прежде всего, связана с личностью мастера. Результат его труда и устремлении не только обеспечить конкретному человеку желаемый костюм, но и передать свои умения. И я говорю не об образовательной школе, не о выпуске специалистов для «молоха производств», а об уникальных умениях, практической реализации таланта.
Поэтому я пишу о мастерской Эдуарда Иванова, поэтому делюсь своим мнением с вами. Это начало поиска пути решения нетривиальной задачи. Овладение мастерством. И начинается оно с МАСТЕРА.